Богатые живописными возвышенностями и огромным количеством больших и маленьких озер, перерезанные множеством рек, речек и ручьев, обширные земли Всеволожского района издавна стали излюбленным местом отдыха жителей Петербурга. К 1917 году здесь насчитывалось 65 усадеб, среди них были большие и известные, а также множество небольших и уютных сельских поместий. Для одних хозяев это был дом, для других любимое место отдыха. О некоторых из них и будет рассказано в этой статье.

Приютино

Среди множества поместий Санкт-Петербургской губернии, хозяев или гостей которых можно отнести к известным людям России, Приютино, пожалуй, единственное, которое хранит память о лучших людях отечественной культуры. Здесь любили бывать А.С. Пушкин и П.А. Вяземский, И.А. Крылов и К.Н. Батюшков, А.С. Грибоедов и Н.И. Гнедич, О.А. Кипренский и многие другие. Хозяевами этого «приюта для добрых душ» были Елизавета Марковна и Алексей Николаевич Оленины.

А.Н. Оленину, президенту Академии художеств и директору Императорской Публичной библиотеки, посвящены многие воспоминания современников. Известный русский историк В.О. Ключевский так пишет о нем: «А.Н. Оленин — это целые полвека в истории нашего просвещения… до 1843 года трудно вспомнить в ходе русского просвещения крупное дело…, не припоминая Оленина…».

В 1795 году на средства из приданого Елизаветы Марковны супруги купили 776 десятин «пустопорожней» земли между Смольным ручьем и рекой Лубьей и к 1805 году построили здесь усадьбу, ласково назвав ее «Приютино». Поместье находилось всего в 16 верстах от Петербурга, благодаря чему Оленин мог заниматься служебными делами, требующими его постоянного внимания. В 1806 году в день рождения Елизаветы Марковны здесь был устроен первый большой праздник. Ключевский писал: «… весь литературно-художественный мир столицы … весело направлялся в дом Оленина… Светила русского пера, резца и кисти находили здесь почтительный прием». Каждый в этом доме был принят как член семьи.

Со временем деревянные строения были заменены кирпичными. В пору расцвета усадьба включала два господских дома, многочисленные хозяйственные постройки, оранжереи, парк на берегу пруда. Владели ею Оленины до 1841г, когда они была продана Ф.М. Адамсу. После этого у усадьбы сменилось несколько хозяев.

В советское время здания на территории бывшей усадьбы использовали под жилье. Они ветшали, обросли сараями и времянками. Лишь в 1969 году дома расселили, и началось возрождение Приютина.

В течение нескольких лет проходили поиски документов, музейных экспонатов, иконографии. Они продолжались и после открытия в 1974 году двух залов музея, где была представлена экспозиция, посвященная истории усадьбы.

Полноценный музей в главном усадебном доме открылся в 1990 году после масштабных реставрационных работ. На первом этаже барского дома воссозданы гостиная, кабинет, столовая, галерея, спальня. На втором этаже — жилые покои мужской и женской половин дома.

Все интерьеры воссозданы по аналогам. Сотрудники музея удачно подобрали обои, мебель и предметы интерьера близкие по стилю к оленинскому периоду. Нашлись и предметы, принадлежащие семье Олениных: мебель, часы, фарфор, портреты, рисунки, награды. Найденные экспонаты рассказывают о поэтах и писателях, музыкантах, артистах, художниках, помогают воссоздать атмосферу дома Оленина — культурного центра времен Пушкина.

Одновременно с работами по восстановлению дома, велись работы и по реставрации некоторых построек: здания молочной и кузницы на берегу пруда. А старый парк и сегодня не может никого оставить равнодушным — недвижные воды пруда, а кругом старые ели, лиственницы, липы, березы, перемежаемые солнечными полянами.

Бернгардовка

Ф.М. Адамс в 1847 году продал 78 десятин вымежеванной из мызы Приютино «незаселенной» земли сенатору Е.Ф. Брадке, который в 1862 году продал эту пустошь О.Ф. Гленцеру, назвавшему ее «мызой Христиновкой». Правда, усадьбы он там строить не стал, а продал ее через девять лет швейцарскому подданному Гансу Ивановичу Бернгарду. Вскоре здесь появилась усадьба, куда входили деревянный дом, небольшой парк и сад с огородом. Новый хозяин занимался животноводством, на ферме у него содержались молочные коровы редких пород.

В усадьбе собирались представители швейцарской колонии Санкт-Петербурга, устраивались национальные праздники, пикники, поднимали над домом швейцарский флаг. Во время строительства Ириновской железной дороги Г.И. Бернгард выделил участок земли под строительство платформы. Сначала она была названа Христиновкой, но в Малороссии уже была станция с таким названием, из-за чего часто происходила путаница с корреспонденцией Бернгарда. И он подал прошение о том, чтобы станцию переименовали в Бернградовку. Просьба его была удовлетворена в 1910 году, и с этого времени станция, усадьба, а впоследствии и поселок, расположившийся по обоим берегам реки Лубьи, стали называться «Бернгардовка». Усадебный дом сгорел несколько лет тому назад, но сад жив. А неподалеку от станции в 2001 году была построена церковь святых Константина и Елены.

Софиевка

В том же 1847 году смежные с Бернгардовкой 97 десятин земли были куплены Н.Х. Очкиной. Они с мужем построили здесь небольшую усадьбу, но в 1862 году вынуждены были продать ее. Новый владелец Э.Е. Лоде увеличил поместье, возвел просторный дом, хозяйственные постройки, сделал запруду на Лубье, насадил парк. Усадьбу свою он назвал Софиевкой. В 1877 году, незадолго до смерти, он продал поместье Г.Ф. Эбергардту, торговавшему железнодорожными принадлежностями. Его наследники владели поместьем до революции 1917 года.

В настоящее время парк Софиевка, некогда являвшийся частью большой усадьбы, — излюбленное место отдыха жителей Всеволожска. К сожалению, жилые постройки бывшего поместья не сохранились, но разбитый хозяевами яблоневый сад до сих пор каждый август устилает землю сочными и ароматными фруктами. Большая территория с вековыми хвойными деревьями, тонкими березами и кустами сочной малины хранит в себе еще множество неразгаданных тайн.

daria_udina

Продолжение здесь