В Петербурге начался суд над бывшим федеральным чиновником, обвиненным в организации убийства ректора ГУСЭ Александра Викторова. Мотивом названо нежелание возвращать 1 млрд рублей.

В организации убийства ректора ГУСЭ обвинен экс-проректор вуза Василий Соловьев. Его дело слушают присяжные. Сегодня, 29 августа, в Леноблсуде им рассказали, что жизнь Викторова была оценена в 30 тысяч евро, а к убийству привел его конфликт с прежним руководством. Эмоции вдовы и дочери привели к конфликту адвоката и председательствующего судьи. Сам Соловьев истово крестился и просил встречи со священником.

Александра Викторова застрелили 5 сентября 2012 года во Всеволожске. Исполнители и организатор получили серьезные сроки. Летом 2015-го в Грозном был задержан бывший проректор ГУСЭ Василий Соловьев. Он же – экс-начальник аппарата вице-губернатора Романа Филимонова, вице-губернатор Подмосковья, руководитель подмосковного Госстройнадзора, глава «Спецстройсвязи" при Спецстрое России. А ныне считается заказчиком убийства ректора.

Соловьев попросил присяжных, ему не отказали. Сегодня перед самым процессом отобранная коллегия понесла первую потерю. Старшина по личным мотивам отказался давать присягу, точнее, произносить ее начало: «Я клянусь!» Его удалили, заменив запасным. Наблюдая сцену отлучения, подсудимый крестился.

Под знамение прокурор взошла на трибуну и начала:

«Василий Соловьев организовал убийство ректора ГУСЭ в связи с его служебной деятельностью, и оно было совершено нанятыми лицами».

В июле 2008 года Викторов возглавил вуз, сменив команду Соловьевых – ректора Валерия Николаевича и его сына-проректора Василия, который одновременно был руководителем некоммерческого партнерства «Сервис» – благотворительной «дочки» вуза. При Соловьевых на его счета поступали деньги коммерческих студентов. Плата за обучение оформлялась как благотворительные взносы и не облагалась налогом. Викторов пришел в июле 2008 года, сменив Валерия Соловьева, выявил ущерб университету и обратился в контролирующие органы, а после обратился в суды с исками.

По словам гособвинителя, в июле 2012-го в ресторане «Пробка» на улице Белинского Василий Соловьев встретился с Виталием Ковалевым и предложил подыскать исполнителей убийства ректора. В процесс были вовлечены Вячеслав Макаров и Андрей Елисеев. Они потребовали 30 тысяч евро (1,2 млн рублей по курсу) в качестве гонорара и 200 тысяч рублей – на подготовку.

«Соловьев предоставил адреса появления потерпевшего, его внешность, гарантировал вознаграждение. Доказательства вины подсудимого имеются в деле. Вам, уважаемые присяжные, станет очевидным и понятным, как случилось убийство".

Адвокат Мурад Мусаев подхватил:

«80 процентов сказанного представителем государственного обвинения – чистая правда. Ректор убит перечисленными лицами. У членов семьи моего подзащитного имелся конфликт с Викторовым. Но следствие шло уверенно до той поры, когда начался поиск заказчика. На эту роль был назначен мой подзащитный. Мы ответственно заявляем: Соловьев не был знаком и не встречался с Ковалевым. Обвинение базируется на голых словах злодеев, и вот это, надеюсь, станет очевидным и понятным».

Первой допрашивали вдову. Елена Викторова работала в вузе проректором и при Соловьевых, и при муже. О подсудимом говорила не без ехидства:

«Я пришла в университет в 2006 году. Васе было 22 года, он уже был кандидатом экономических наук, доцентом, преподавал. К 2008-му занимал должность проректора…»

Судья Андрей Худяков оборвал ее, попросив оперировать только имеющими отношение к делу фактами, а присяжных – игнорировать данные о личности и нотки выступающих.

Но без личного, видимо, в этом процессе никуда. Викторова заявила, что муж был направлен в вуз тогдашним губернатором Матвиенко разбираться в финансовых нарушениях, что «Сервис» получал деньги примерно от половины платников, из-за чего вуз недобирал, помещения находились в ужасающем состоянии, а аккумулируемые «Сервисом» деньги лишь на десять процентов возвращались в университет. Остальное будто бы тратилось на автомобили, недвижимость, личное обогащение.

«Это подтвердили Счетная палата и ФНС», – крепила свои доводы потерпевшая и повторяла цепочку вывода денег. Соловьев-старший дает указание студентам платить в «Сервис», Соловьев-младший получает деньги.

Викторов подавал иски, требовал возврата.

«Соловьев Василий, конечно, не хотел возвращать деньги. У него, считаю, был прямой мотив», – сказала Елена Викторова.

Еще она добавила, что супруг опасался за свою жизнь.

«Он мне говорил: «Ты не понимаешь, меня в любой момент могут убить. Миллиард – огромные деньги», – вспоминала женщина.

Адвокат Мусаев обратился к ней:

«Скажите, вы когда-либо ранее говорили, что муж опасался за свою жизнь?»

Повисла пауза.

«Не припомню. Если не говорила, значит, меня об этом не спрашивали».

«Поступали какие-либо угрозы?

«Да, были анонимные звонки. Требовали прекратить судебные дела».

«В правоохранительные органы в связи с угрозами в свой адрес Викторов обращался?»

«Официально – нет. Неофициально – в органы ФСБ».

По словам вдовы, схема перечисления платы за обучение привела к проблемам получения дипломов. В выдаче отказывал Викторов, требуя обращаться в суд.

«До прихода вашего супруга у студентов возникали трудности с получением дипломов?» – уточнил защитник.

«Нет».

«И суд обязал выдать дипломы?»

«Да».

«Значит, признал законность действий Соловьевых?» – с улыбкой спросил Мусаев.

Дочь погибшего ректора Мария Ушакова, тоже признанная потерпевшей по делу, в вузе не работала, об убийстве знала только со слов, с Василием Соловьевым знакома не была, но присяжным старалась казаться осведомленной. Уверяла, что у государства украдены деньги, что Соловьевы превратили вуз в бизнес, а деятельность отца останавливала карьеру подсудимого. Так как документы в суде еще не исследовались, а речь дочери содержала категоричные выводы, адвокат позволил себе вопрос:

«Скажите, моему подзащитному предъявлено обвинение в мошенничестве хотя бы на два рубля? Вы говорите о выводе денег, покупке валюты, личной выгоде. Приведите хотя бы один пример личного обогащения Соловьева-младшего".

«По-моему, здесь все прозрачно».

«Мой подзащитный представляется человеком, который превратил вуз в бизнес. Это все клевета. Мы с уважением относимся к горю семьи, но я не могу молчать».

За эмоции адвокат получил замечание. Допрос было решено закончить.

После заседания подсудимый попросил допустить к нему священника.

«Обратитесь в спецотдел СИЗО, мне придет ходатайство, я его рассмотрю и приму решение», – ответил судья.

Допрос свидетелей по делу начнется в среду, 31 августа.

За убийством ректора в Петербурге увидели миллиард

Источник: http://www.fontanka.ru