В музее-усадьбе Царицыно проходит масштабная выставка карикатур и эскизов директора императорских театров Ивана Александровича Всеволожского «Тузы, дамы, валеты».

Петербургские остряки уверяли, что должность директора театров досталась Всеволожскому за карикатуры, которые он начал рисовать еще на дипломатической службе в Париже. Выставка в Царицыно (куратор – искусствовед Аркадий Ипполитов) убеждает, что карикатуры были не просто увлечением, вельможной причудой, которую Всеволожской распространил на подведомственное ему учреждение. Они были «продолжением» дара – разбираться в людях, без которого он едва ли продержался бы на своем посту без малого 20 лет.

Он занял его в 1881 году и сразу приступил к театральной реформе, результатом которой стал «золотой век Императорских театров» и появление произведений, которые до сих пор украшают мировой репертуар: «Спящая красавица», «Иоланта», «Щелкунчик», «Пиковая дама» Чайковского, «Раймонда» Глазунова. В отставку Всеволожской уходит в 1899-м, в смену вех театральной истории: свой второй сезон отыграл Московский Художественный театр.

Однако большинство рисунков на выставке датированы 1886 годом и созданы в рязанском имении Алёшня. Отправляясь в отпуск, Всеволожской заключил со своим соратником Владимиром Погожевым шуточное соглашение, по которому обязался все нарисованное «на свободе» передать тому в собственность. Так возникла основа коллекции, представленной в Царицыно вместе с каталогом и первой полной публикаций мемуаров Погожева. За их остроумие и емкость характеристик уместно было бы назвать карикатурами в слове.

По карикатурам же Всеволожского можно изучать историю правления Александра III. Тут и министры с советникам, и светские дамы с мужьями, и драматические премьеры всех Императорских трупп, и оперные певцы, и, конечно же, балетные танцовщицы. Ощущению, что эта портретная галерея – гротескный слепок культурной и политической жизни России конца XIX века, немало способствуют подробные аннотации к рисункам.

В музее-усадьбе Царицыно выставка с сарказмом театралов Большинство героев представлены solo. Например, чопорная, с острым каменным лицом знаменитая актриса Мария Савина, ее соперница по Александринской сцене – разгневанная Пелагея Стрепетова, умиротворенно парящий над Москвой драматург А.Н. Островский в образе все постигшего будды и 70-летний балетмейстер Мариус Петипа в виде алой бабочки. К себе Всеволожской относился так же безжалостно, как и к другим. В одном из автошаржей он изображает себя в образе состарившего Онегина и иронизирует над своей барской склонностью к меланхолии, заставлявшей его то и дело бросать дела и сбегать в Алёшню.

Но особое впечатление производят даже не шаржи, а карикатуры в классическом, «журнальном» виде. На них герои с сарказмом и художественной ловкостью организованы в символические мизансцены. Судя по ним, высокопоставленный сановник и дворянин, ведущий свой род от Рюриковичей, галломан и гофмейстер Всеволожской приходил в ярость от одиозных начинаний охранителей (например, закона, отлучавшего людей простого звания, «кухаркиных детей», от высшего образования). Так, на карикатуре «Ночной столик Спящей красавицы» бутылочка с морфием, который в то время употреблялся в качестве снотворного, – это министр внутренних дел Дмитрий Толстой; колпачок для гашения свечей – министр просвещения Иван Делянов; колокольчик для вызова прислуги – редактор «Московских новостей» Михаил Катков; закладка в либеральной книге Монтескье «О духе законов» – обер-прокурор Константин Победоносцев. Под спящей же красавицей, представленной только в подписи, имеется в виду сам император Александр III и его оцепеневшее, «подмороженное» царство.

Остроумие Всеволожского проявлялось и в его метких замечаниях. Например, про музыку Римского-Корсакова отзывался так: «Первый раз не поймешь, а второй – не пойдешь», пьесы Островского называл одним словом – la kapusta. Но это никак не сказывалось на его деятельности как руководителя театров. Он был воспитан на французской литературе и при этом оказался упорным проводником русского направления в репертуаре, любил итальянскую оперу и пошел на ее закрытие.

В музее-усадьбе Царицыно выставка с сарказмом театралов

Талант гротескно и остроумно изображать неприглядные черты жизни парадоксальным образом соединился во Всеволожском с умением создавать утонченные сценические образы. Его театральное наследие огромно. Устроители выставки, даже если бы захотели, не могли бы обойти его стороной. Из эскизов к 25-ти балетам выбраны знаковые – к «Спящей красавице». На выставке в музее Царицыно можно вглядеться в сохранившиеся фотографии к исторической премьере «Спящей» в 1890 году, рассмотреть изысканные эскизы и сшитые по ним причудливые костюмы.

Барин-интеллигент, директор-художник, безжалостный карикатурист и приветливый, чуткий собеседник, – каким образом все это в нем соединялось, можно попробовать разгадать на выставке в Хлебном доме Царицыно до 25 сентября.

В музее-усадьбе Царицыно выставка с сарказмом театралов

Источник: http://www.teatral-online.ru