Зачем политические силы вмешиваются в трудовые конфликты на предприятиях? Как происходит профсоюзная деятельность в Ленобласти?

Профсоюзные движения Санкт-Петербурга и Ленобласти весь последний год достаточно активно заявляли о себе. Внимание региональных СМИ было приковано к забастовкам на заводе Ford Sollers во Всеволожске и в Морском порту Санкт-Петербург. Грядущие выборы в Госдуму и Закс Петербурга заставляют посмотреть на профсоюзную деятельность в политическом контексте. «Защита интересов трудящихся» — выгодный лозунг, на котором можно набрать голоса избирателей, а рабочие — «универсальный» электорат, представляющий интерес для всех — от партии власти до внесистемной оппозиции.

На днях газета «Коммерсантъ» сообщила о том, что первичная профсоюзная организация автозавода «Форд» (ППО) разослала письма в адрес губернатора и Законодательного собрания Ленобласти и в Администрацию президента РФ с просьбой провести национализацию завода в случае угрозы массовых сокращений. В профсоюзе предлагают использовать «крымскую» схему национализации предприятий. Рабочие утверждают, что дела на заводе обстоят не лучшим образом. В письме утверждается, в 2015 году предприятие произвело менее 15 тыс. автомобилей. Для сравнения: в 2012 году было выпущено около 107 тыс. машин.

В конце 2015 года в региональных медиа широко освещалась «итальянская забастовка» петербургских докеров. Тогда недовольные условиями нового коллективного договора представители первичной профсоюзной организации «Российского профсоюза докеров» порта обратились за поддержкой к городским властям. При активной помощи депутата Законодательного собрания Петербурга Ирины Комоловой к конфликту между руководством порта и рабочими подключилась администрация Санкт-Петербурга. В частности, в Смольном состоялась встреча трех профсоюзов петербургского порта и администрации с вице-губернатором Игорем Албиным.

Эксперты выделяют экономические и политические предпосылки для возросшей активности профсоюзных организаций в регионе. «На фоне экономического кризиса в стране активизация профсоюзов с целью «выбить» себе дополнительные доходы вполне понятна хотя та же зарплата докеров превышает средне городскую», — говорит политолог Сергей Артеменко. В то же время эксперт обращает внимание на политический подтекст профсоюзной деятельности. Приближающиеся думские выборы с новой схемой «нарезкой» одномандатных округов способствуют вовлечению профсоюзов в политический процесс. Профсоюзное движение своей сплоченностью и организованностью представляет интерес для всех партий. Так, например петербургские левые партии и организации не оставили без внимания противостояние между докерами и руководством порта и вышли поддержать рабочих на массовом пикете, который состоялся в конце ноября прошлого года. К конфликту на предприятии проявили внимание и единороссы. Встречу с одним из профсоюзов провели депутат Госдумы, председатель Объединения профсоюзов России «Соцпроф» Сергей Вострецов и депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Евгений Марченко.

Отдельные кандидаты могут «засветиться» в предвыборной кампании, активно выступая в «защиту трудящихся». Так, например, уже упомянутая Ирина Комолова, которая будет участвовать в сентябрьских выборах в ЗаКс Петербурга, выступила ранее с инициативой внести поправки в закон о профсоюзах. Как отмечает Серей Артёменко «результат активности Комоловой в истории с профсоюзами порта весьма интересен. Комолова добилась внимания к своей персоне, используя активность профсоюзов, сотрудники профсоюза же, проиграли эту схватку с Администрацией порта, потеряв в деньгах».

В то же время эксперты называют иллюзией то, что с помощью профсоюзов можно завоевать большое число голосов избирателей. В России профсоюзы не являются крупной системообразующей единицей в обществе, отмечает политолог, директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. Так, например, Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) никакой реальной электоральной силы не имеет, говорит эксперт. «Это рудимент, доживший до сегодня с советских времен», — комментирует он. По словам политолога, деятельность ФНПР — это чистая формальность и никакого отношения к реальной защите интересов рабочих организация не имеет. Наличие такой структуры позволяет соблюсти ряд юридических моментов, не более, отмечает эксперт. Другой пример — профсоюзная организация Кировского завода. Она тоже стала «чистым брендом», утверждает Солонников, ведь реальная численность профсоюза резко сократилась, да и само предприятие сегодня выполняет лишь небольшие частные заказы. В то же время эксперт допускает, что представителей профсоюзного движения на отдельных предприятиях могут использовать в политических раскладах как лидеров общественного мнения. Но, во-первых, предприятий в регионе, где идет реальная борьба за интересы рабочих, не так много, а во-вторых, существует «подводные камни» локальных профсоюзных движений. «Здесь нужно учитывать, что забастовка на предприятии часто отражает борьбу интересов миноритарных акционеров с мажоритарными, и нужно понимать, кто является реальным заказчиком протеста», — отмечает политолог.

Партии и отдельные кандидаты, которые делают ставку на профсоюзные организации, рискуют просчитаться, убежден Сергей Артеменко. Говорить о реальном политическом влиянии профсоюзов нельзя, а опираться на них как на потенциальный электорат крайне ненадежно. Масс-медиа редко обращают свое внимание на то, что происходит на предприятии после забастовки, отмечают эксперты. При том что после неудачных акций протеста лидеры профсоюзов, как правило, теряют авторитет в глазах рабочих. Так, например, в ходе итальянской забастовки петербургские докеры потеряли в заработной плате, что сразу же отразилось на численности профсоюза Российского профсоюза докеров ОАО «Морской порт Санкт-Петербург» (РПД). После окончания «итальянской забастовки» потери зарплаты прекратились, а количество членов РПД сократилось с 300 до 190 человек.

«Хотели как лучше» - профсоюзы и политическая борьба в Ленобласти

Источник: https://regnum.ru/