В засекреченном стиле прошло внутрипартийное голосование «Единой России». Всеволожские избиркомы готовы опозорить Путина, но дорисовать хоть 400% явки. Всех посчитают в офисе покровителя районного главы администрации Владимира Драчёва. Регламент и прочие мелочи ни при чём.

Захлопнулась крышка исторического люка под названием "праймериз «Единой России». В воскресенье, 22 мая, предварительное внутрипартийное голосование прошло на 191 избирательном участке.

Журналист 47news вместе с активистом общественного движения «Наблюдатели Петербурга» отправился колесить по Всеволожскому району. Туда — потому что это как минимум ближе Бокситогорска. Тем более сравнивать есть с чем — в прошлом году та же компания на той же территории побывала на губернаторских праймериз. К тому же за Всеволожский район отвечает Алексей Ломов, в недавнем времени главный политтехнолог Ленобласти. Теперь он не только боец, но и кандидат по городу Сертолово. Так что где и можно было ожидать идеальные внутрипартийные выборы, так это там.

Каждое поселение Всеволожского района обладает собственным антуражем, и выборы, даже внутри одной партии, хорошо показывают, как устроен мир каждого из них. Благо, действовал принцип: одно муниципальное образование — один счетный участок.

КАРМАННАЯ ЧЕСТНОСТЬ

Начиналось все практически идеально. Мы отправились в Новодевяткино, где правит харизматичный Дмитрий Майоров. Культурно-досуговый центр «Рондо» найти трудно, до него нужно войти в калиточку и пройти по узкой тропе. На стойке журналист запечатлел агитацию за главу администрации Всеволожского района, кандидата по Токсовскому округу в ЗакС и Всеволожскому в Госдуму Владимира Драчева — карманный календарик на текущий год. Сразу же после сделанного представителем СМИ замечания карманного Драчева убрали подальше.

Урны не были забиты, а присутствовавшие сторонние наблюдатели сообщали примерно о 80 выданных бюллетенях. Мирный ход входящих соответствовал данным — людей заходило мало. В голове журналиста мелькали слова не главного Ломова о том, что главное — это не явка, а честность.

Следующим пунктом значилось Токсово, где зародились первые сомнения. Дело в том, что одним из основных отличий нынешних праймериз от прошлого года можно считать более тщательную прорабатку регламента партии власти. Наблюдатель Дмитрий со своей всеволожской пропиской умудрился проголосовать за губернатора в 2015 году раз десять, а журналист с петербургской регистрацией — один.

Стоит отдать должное, на этот счет все комиссии должным образом были проинструктированы и направляли молодого человека куда подальше, в поселок Романовка, откуда у него в паспорте штамп. Только в Токсово паспорт Дмитрия приняли как родной и выдали бюллетень. Правда, только на выборы в Госдуму.

22 мая, предварительное внутрипартийное голосование прошло на 191 избирательном участке

Это произошло прямо на глазах у главы Токсово и района Ольги Ковальчук, которую как раз облепили пожилые жительницы, благодарившие за организованные экскурсии. Ковальчук, не только ректор института повышения квалификации, но и кандидат в Свердлово, интеллигентно улыбалась, пока совершалось правонарушение.

Впрочем, может, никакого нарушения и не было. Мог ведь Дмитрий переживать не только за себя, но и за страну, то есть, проголосовать за спикера Госдумы Сергея Нарышкина, ставленником которого считается Ковальчук. Ещё неизвестно, как повернулась бы её судьба, если бы она стала вырывать у чужого гражданина заветный листок.

О существовании Кузьмолово известно не только местным. В 2012 году, когда за кампанию взялся всё тот же Ломов, «Единая Россия» не вчистую, но проиграла выборы коммунистам. Не помогла тогда и безотказная схема «полторы тысячи за голос». Глава местного избиркома похвастал шестнадцатилетним стажем на одном месте и тем, что при нём никаких грязных технологий не будет.

Смущало лишь присутствие главного помощника не главного Ломова, Олега Захарияша. Это тоже технолог и убеждал он собеседников в настолько несовременных мыслях, что их не принято повторять даже на очень официальных собраниях – и в том, что протоколы после окончания выборов никто не переписывает, и в том, что за выборы не достаётся больших денег. Ну и, конечно, пара слов о честности, о том, что нет никаких установок на явку и о том, что жители голосуют сердцем, а не по принуждению.

— Едьте в Агалатово, там автобусами людей подвозят, — перечеркнул Захарияш собственные слова.

ЗАРИСОВАЛИСЬ

Как в действительности появляются избиратели на праймериз, мы увидели в Куйвозях. Широкому кругу лиц вряд ли что-то известно  об этом небольшом сельском поселении. Заехавший со стороны сразу оценит чистый воздух и возможность свободно кататься на велосипедах детям. Здесь практически нет нормальных дорог, потому и машинам взяться неоткуда.

От местного дома культуры на улицу вывели колонки, поставили столик с чаем и пышками, пригласили артистов. «Девушка-краса, полюбила парня-молодца», — этими мотивами администрация намеревалась заманить электорат.

Вдоль дороги журналист насчитал как минимум три микроавтобуса на 20 мест и один большой автобус мест на 40. Лобовое стекло транспорта честно украшала таблички «избиратели» и «праймериз». Водители объясняли, что привозили людей по заданию администрации из соседних деревень. Для удобства, конечно.

— Ой, что тут было. С утра и военные, и эти как из автобуса выскочат, аж входа было не видно, — так пожилой председатель описывала вверенную ей территорию.

В этот момент по телефону передали об объявлении промежуточных итогов явки – в Новодевяткино было заявлено о 334 пришедших, хотя, по оценкам независимых наблюдателей, было максимум сто. Такое же количество, 339 человек, зафиксировали в Куйвозях, где, пусть и топорными методами, местные чиновники старались угодить народу.

Чувствовались признаки самого банального метода получения высокой явки – рисования.

Пока ехали, лишь несколько раз встретился Владимир Драчёв, точнее, его изображение. Пару раз мелькал Алексей Ломов в компании двух богатырей, его товарищей по Сертоловскому округу – главы МО Александра Верниковского и главы администрации Агалатово Владимира Сидоренко. Все трое изображены как герои сказки, в шлемах и латах. Раза три по обочинам красуются таблички с призывом прийти на праймериз. И раз четыреста можно встретить изображение депутата Госдумы от Оренбургской области Елены Николаевой, чьими плакатами увешено всё, что можно заклеить во Всеволожском районе – автобусные остановки, столбы, деревья.

Когда добрались до Агалатово, в Морозовке закончились бюллетени. Их напечатали всего 1300 и больше выдавать не стали, остановившись на явке в 15%. Главной электоральной силой посёлка считается завод, работники которого наверняка голосовали за бывшего главу Морозовки, Юрия Комарова, так и не допущенного до февральских муниципальных выборов. Зимняя кампания там  была очередным поражением технолога Ломова, ведь официально ЕдРо взяло два мандата из пятнадцати. Создать очередную незапланированную ситуацию, очевидно, партийцы не решились и даже на ничего формально не значащем внутрипартийном голосовании поставили перед Комаровым барьер.

22 мая, предварительное внутрипартийное голосование прошло на 191 избирательном участке

В самом Агалатово тоже приходили военные, один из которых, совсем зелёный в прямом и переносном смысле, сообщил журналисту 47news, что «всем велено прийти до двух часов». Явка здесь тоже подошла к 15%, бюллетени тоже закончились, но новые бланки оперативно подвезли.

— За кого голосовать нам не указывали, я из этих ни одной фамилии не знаю, — честно признался защитник, несколько пренебрежительно указав на стенд с фотографиями. И продолжил обзванивать боевых друзей с уточнением, были ли они на участке.

— Какой-то ерундой мы с тобой весь день занимаемся, — тихо признала его спутница блондинка, тоже сверяющая какие-то списки.

Сюда тоже свозили микроавтобусами избирателей, было даже специальное расписание. На избирателей бензина не жалели – в одном транспортном средстве журналист 47news заметил всего двух стариков.

СЕРТОЛОВО ПРОТИВ ПУТИНА

Неприятности начались с города Сертолово, где, с учётом расположения воинских частей, с явкой проблем и вовсе не могло возникнуть. Председатель комиссии, у которой мы традиционно спросили насчёт явки, наотрез отказалась представляться и потребовала у журналиста 47news редакционное удостоверение. Повертела его в руках, положила, достала пустой белый лист, отложила. Ушла в отдельную комнату. Спустя семь минут вышла с решением – говорить вслух о явке не собирается. Так ей приказали во всеволожском отделении партии.

22 мая, предварительное внутрипартийное голосование прошло на 191 избирательном участке

Президент Путин по телевизору всё время говорит, что «Единая Россия» — открытая и прозрачная партия. Вы опровергаете слова национального лидера? – гордо поднял голову вверх журналист 47news, встретившись глазами с глядящим с портрета Путиным.

— Вы передёргиваете мои слова. Вы тут никто. Я вам ничем не обязана, — уткнулась председатель в стопку бумаг.

Ваше поведение наводит на мысль, что вы будете перерисовывать протоколы, потому боитесь назвать цифры сейчас, потому что потом они не сойдутся.

— Ничего я не боюсь.

На другом участке в Сертолово, в микрорайоне Чёрная речка, ситуация повторилась, цифры тоже засекретили.

Вы понимаете, что позорите Владимира Путина своим поведением? – закипал корреспондент 47news.

— Делайте выводы как вам вздумается, — ответила безымянный председатель.

22 мая, предварительное внутрипартийное голосование прошло на 191 избирательном участке

По дороге встретился один из кандидатов, глава «Ленавтодора» Денис Седов. Он с пониманием отнёсся к услышанному рассказу и успокоил: ему тоже не говорят явку. Впрочем, на самог Седова журналист в тот момент смотрел уже скептически: апелляция к гаранту Конституции не пошла, да что тут теперь Седов.

Почему так переживали счетоводы, 47news выяснил. На первом участке наблюдатели увидели к тому моменту примерно 580 пришедших. В call-centre партии сообщили примерно о 2400 выданных бюллетенях, разница в четыре раза. На втором участке в реальности пришло 124 человека, по бумагам – около 300. То есть, реальная явка колебалась от 2 до 4%, а придуманная – около 10%.

И всё это ради Ломова и богаТЫРей.

Коллеги-наблюдатели посоветовали вернуться на участок в Новодевяткино. Живых там заметили 270 человек, а избирком уже объявил о 430. Когда журналист 47news мирно спросил у столика с табличкой «председатель», почему такое расхождение, создалось впечатление, что вся боль мира обрушилась на него со стороны членов комиссии.

— Мы уже всё решили. Какое право вы имеете задавать вопросы? – что-то в этом духе орала женщина, чуть не затрясшаяся в припадке бешенства. Вроде бы это была помощница председателя.

Если факты подтвердятся, выйдет, что вы тут фальсифицируете партийное голосование, — не отошёл от роли корреспондент 47news.

— Пошла вон. Немедленно убирайтесь. Я сейчас позову полицию, — забегала по залу дама. Она не нашла ничего умнее, чем взять журналиста за локоть и попытаться вывести из помещения для голосования.

Открытость и дружелюбие «Единой России» были налицо.

На фоне этих истеричных выходок практически идеальным выглядело Мурино. К вечеру явка там не превышала три процента.

— Ну и что такого? Бывало, и хуже голосовали. Значит, так народ идёт, — здесь председатель комиссии была полна нежности и спокойствия. Излучал её и глава администрации Мурино Валерий Гаркавый, широко улыбающийся.

Совсем вечером, на пороге всеволожского отделения ЕдРа, журналист встретил депутата ЗакСа Татьяну Павлову в синих кроссовках. Корреспондент не мог не начать разговор с темы Бога. Для тех, кто не в курсе: год назад 47news выяснил, что супругу депутата достался участок площадью 4 Га с 97% скидкой. Информацию об этом депутат Павлова не смогла прокомментировать, поскольку не признала в собеседнике православного.

Мы обязательно напишем, если вы построите на этом участке церковь, — пообещал журналист. Татьяна Павлова не пообещала.

Местные партийные боссы объяснили: с участков сначала бюллетени повезут в районное отделение партии, затем – в Санкт-Петербург, на 4-ю Советскую улицу, 37. Там располагается центральный офис компании «ЦДС». Гендиректор и владелец фирмы, Михаил Медведев, считается главным строителем района и покровителем Владимира Драчёва.

Голосование рейтинговое, галочки можно проставить за любое количество кандидатов. Когда бюллетени привезут сюда, вы же дорисуете за нужных кандидатов, ведь вы не впустите сюда наблюдателей, — указал журналист путь для махинаций.

Алексей Ломов и Олег Захарияш не стали сильно спорить.

— Это против регламента. В нём прописано привезти всё сразу в Санкт-Петербург, — заметил Дмитрий Наумов. По образованию он юрист.

— Принеси регламент из машины, — сначала попросил Захарияш Ломова.

А затем заметил очевидное: «Не неси. Регламент не прописывает мелочей».

Где рисовать галочки – это, согласитесь, мелочь.

Алексею Ломову столь пристальное внимание ко Всеволожскому району не сильно понравилось.

— Чего вы сюда именно приехали? Думаете, только у нас так? – спросил он.

Юлия Гильмшина,

47news